01:48 

Сэр Чи
Я не чувствую возможности писать слова.
Колоссальная усталость теперь не просто на моральном, но и на физическом уровне. Такая, которой я уже не могу пренебрегать. Хотя бы она осознана, а не так, как было два года тому назад, но от этого становится не легче.
Всё очень болит.
Очень болит горло. При каждом глотке. Уже четвёртый день я чувствую постоянную тошноту, иногда сильную, почти до рвоты, иногда слабую, но она никуда не проходит и держится уже четвёртый день без остановки. Очень болит спина, руки, таз, живот. Я не знаю, почему. Мне тяжело двигаться, садиться, подниматься.
Вообще ситуация складывается странно. На несколько лет пищевых расстройств накладывается полное отвращение к еде, это оксюморон, это создаёт сочетание противоположного и в итоге само собой заставляет меня размышлять об этом, хочу я того или не хочу.
Получается так: мне плохо, я, само собой, тянусь к еде, потому что не знаю другого способа, как сделать лучше. Но и еды не хочется настолько, что если бы не пищевые расстройства, я бы не жрал ничего целыми сутками. И я думаю о том, что еда уже несколько лет была единственным источником безопасности, положительных эмоций и так далее по списку в традиционных описаниях того, что такое булимия. Получается, что я осознаю. Наверное, и это уже плюс.
Заметил за собой такие вещи, которых не было, пока я держал себя под контролем, когда единственным способом вытравки эмоций был цикл еда-блевотина. Теперь я нормально ем и не блюю, но зато раскачиваюсь. Почти каждый день я замечаю, что в какой-то момент сидя начинаю раскачиваться влево-вправо или вперёд-назад, иногда это вызывает непонимающие взгляды. Или сильно мотать рукой или пальцами. Или петь вслух, допустим, на улице. Я действительно это не контролирую. Ну, замечаю, конечно, но контролирую ли?
Хочется опять добавить во всё это нотку обесценивания всего вышесказанного и нижесказанного, чтобы не дай бог кто не подумал, что я всерьёз принимаю своё плохое самочувствие и забываю о тех, кому в двадцать пять раз хуже. Но у меня нет сил даже на любимое обесценивание.
Бессонница ещё, я засыпаю часа в три-четыре, просыпаюсь часов в десять-одиннадцать (звучит недурно).
Я просыпаюсь часов в десять-одиннадцать для того, чтобы собраться за десять минут и убежать в университет. Не потому, что мне так уж надо в университет, можно и пропустить, а потому, что я не могу представить себе, как плохо мне будет в этой комнате целый день. Мне плохо каждые выходные, мне некуда идти, и когда я возвращаюсь, я просто гнию.
Кстати, который день думаю, что моё любимое, фонетически красивое английское слово -- это perish.
Я не помню, который раз завариваю этот чай: второй или третий?
Периодически меня колет такая мысль: у меня ничего нет, кроме моего интеллекта. Мне ничего не остаётся, кроме как стать хорошим писателем-фантастом. Хорошим лингвистом. Хорошим японистом. Хорошим преподавателем, если пойдёт так далеко. Хорошим научным работником, если я окажусь в состоянии жить и делать, что пока под сомнением.
Хотя, опять же, мысль, которую я повторил несколько раз за последние два дня: от мысли "прославиться на весь мир и умереть к тридцати", затем от "написать все задуманные книги и умереть", потом от "дописать третью и умереть" медленно остаётся только умереть. Я бы, честно, согласился. Я так думаю.
Утром я пожалею об этой записи и подумаю: да всё ж нормально, стыдно же, чего я ною. А вечером опять буду ныть.
Университет, наверное, единственное, что заставляет меня пока что чувствовать себя человеком. Выходить и создавать мысль деятельности. Хотя когда я умиляюсь (в хорошем смысле) университету, то где-то в голове всё равно остаётся мысль: а вот вылетишь, вылетишь, вылетишь, не удержишься, не привыкай, всё равно ты здесь нестабильно, ты из худших. Третий курс, в конце концов, наверное, хотя бы логика должна мне помочь перестать.
Я прямо чувствую, как становлюсь другим человеком, когда делаю пару карандашных штрихов и надеваю что-то уличное. Этого человека могут любить, он может шутить и делать вид, а то, что сидит за столом в огромной майке с больным горлом, достойно только сдохнуть так, чтобы никто не видел.
Наверное, пока что всё.

URL
Комментарии
2015-12-08 в 14:23 

хань
кафка в госпел-хоре
где вы сейчас? по-прежнему в СПб?

   

Homo Doloris

главная